«Папа» 

 Я много пишу о своей маме. Может сложиться впечатление, что мне просто повезло с отношениями. Уверяю вас, моя «дорога к маме» тоже была непростой. Мама очень рано развелась с папой. И всю жизнь потом обижалась на него. Часто в моменты ссор, она говорила мне, что я копия моего отца и ни в какую не хотела примириться с фактом его существования в одном городе. Долгие годы я избегала с ним отношений. Была очень запутанная история его второго брака( на жене его младшего брата, умершего во время операции на сердце). Что сильно усугубило и к тому непростые с ним отношения и провело пропасть между мною и моими двоюродными братьями( там осталось два маленьких мальчика). В итоге меня воспитал отчим, к которому, к счастью, я привязалась всей душой. Шли годы, я избегала общения со своим родным отцом. Мама внушила, что отчим будет обижаться, если я буду ходить в ту семью. Я помню, как меня разъединили с моим любимым двоюродным братом, с которым я выросла( его перевели в другую школу). Иногда, когда мы бежали на первый урок, он в свою школу, а я в свою, мы часто встречались на одной дорожке, опускали головы и молча, не здороваясь проходили мимо друг друга, каждый по своему краю дороги. Наверное ему тоже было стыдно, что мой папа теперь живет у них. Нам детям было сложно понять произошедшее. Так прошло много лет. Мы все полностью прекратили общение. И вот однажды в мою жизнь вошли Семейные расстановки. В которых очень много внимания уделялось Роду, папе, маме и семейным сценариям. Какую бы тему жизни я не поднимала( отношения, финансы) я упиралась в свою детскую травму: некоторый разрыв связи с матерью( мама была достаточно директивна, будучи учителем в моей школе) и моим нежеланием общения с отцом( мне же столько плохого о нем наговорили). Расстановки по отношению с мамой дались более менее легко, я научилась не сопротивляться этой силе, я научилась ее брать, делать своим ресурсом и пропускать через себя. С папой все было посложнее: с семейной жизнью не складывалось, с работой и карьерой дела шли еще хуже. Я помню свои первые расстановки по папе. В то время именитые мастера часто приезжали обучать нас. Как сейчас я вижу перед собой ту судьбоносную расстановку, когда заместителем моего папы был сам Гунхард Вебер( именно после его книги о Хелингере, этот метод приобрел такой мировой масштаб). Он был чем то похож на папу, расстановка была такой глубокой и эмоциональной, что сдвинула камень в моем сердце. И я хотя бы смогла чуточку по другому посмотреть в сторону отца. Мне нужно было решиться быть менее лояльной маме и ее позиции исключения папы. Нужно было взять чувство вины, пройти через « предательство», ведь в моем сознании папа сделал маме так больно! Сработала так же логика. Они жили вместе всего 5 лет, из них два года со мной. Откуда же эта ненависть на всю оставшуюся жизнь? Я задавала себе этот вопрос снова и снова и спросила у мамы, а как ее отец обращался с ее матерью. Мама не смогла вспомнить ничего плохого( папа умер рано), но вот ее старшая сестра пролила свет на ситуацию. И мне стало еще понятнее, что же произошло в нашей семье. И под какой перенос смещенных чувств попал мой папа. Но я все еще медлила сближаться. Дальнейшим двигателем к папе стала ситуация с моим неожиданным не очень хорошим диагнозом. Расстановку делал другой авторитетный расстановщик, Звезда целительства. Расстановка показала , что моя болезнь тесно связана с той злостью, которая мама носит на папу . Я написала тогда письмо с той фразой, что мне дали: « Дорогая мама, можно я останусь в живых, я не хочу вместе с тобой злиться на папу всю свою жизнь. Разреши мне, чтобы я подошла к нему ближе? У меня ведь нет другого отца, у меня есть только тот, которого ты когда то мне выбрала...Но если он сделал тебе так больно, что ты не сможешь его простить, я готова умереть для тебя» 
Это было жестко. Но это сработало. Мама в следующий приезд привезла мне фотографии молодого папы и их свадьбы.. Какие же они оба были красивые... Счастливый папа, и мама с грустными, грустными глазами..Я села и начала писать ему письмо, как мне его не хватало. Как я всю жизнь скучала по нем. Как я всовывала записочку «Папа» какому то маминому другу, как я искала его в глазах мужчин, что подходили ко мне. Я писала и рыдала навзрыд. Я даже представить себе не могла, сколько боли я носила все эти годы. Я вспоминала, как я скрывалась от него, перебегала на другую сторону улицы, перепрыгивала заборы, пряталась под парту, когда он приходил в школу.. И знаете, я его простила, потому что в этот момент, пока я писала это письмо, я поняла, что папа ВСЕГДА ИСКАЛ ВСТРЕЧИ С О МНОЙ и остановился только когда мама, воспитали, учителя попросили его не приносить мне больше страданий. И он их послушал. 
Как только в моем сердце установился покой, сложилась так ситуация, что папе нужно было ехать в Латвию на юбилей своей сестры. Он попросил разрешения остановиться у меня. Мы с ним долго долго разговаривали. И знаете что? Первое, что сказал этот человек: «Я любил в жизни только одну женщину, твою маму!» Представляете, ни одного плохого слова о ней! Это после долгих лет разговоров о его ужасном характере со стороны мамы. Я почувствовала, как уходит холод из моего сердца, спадает броня. А потом мы долго гуляли по улочкам старого города, папа взял меня под руку, очень осторожно, очень особенно. Это было новое чувство, быть принятой своим папой. Это было особенное чувство, быть его дочерью. Он мне рассказал очень трогательную историю, как прсле смерти его младшего брата он прочитал книгу об армянах, у которых в древности было принято при гибели родного брата брать на себя ответственность заботы о его детях и даже жениться на его жене. Папа рассказал, как запало ему в голову это, и он принял такое непростое для себя решение сделать тоже самое для маленьких сыновей своего брата. Да, жертвенность, похоже, у нас в крови. Был ли он счастлив в этой семье? Конечно нет, он просто выполнил свой долг.
Потом мы перезванивались, и когда я приезжала в свой родной город, я всегда шла встречаться с ним. Мама по прежнему не была довольна, и я каждый раз до последнего откладывала этот неприятный разговор, и потом говорила твердо: « Мама, а теперь мне нужно сходить к папе». «Зачем?»- снова спрашивала мама. «Потому что теперь он просто старик, каждый ошибается в жизни и каждый имеет право на прощение». 
Однажды во время очередного визита, папа свозил меня на кладбище своих родственников, представил меня всем им: « Это Алена, она моя дочь, она теперь снова со всеми нами». После этого визита все в моей жизни изменилось и особенно в моей карьере и моем отношении к мужчинам: я перестала от них ожидать чего либо. Я взяла ответственность за свою жизнь в свои руки.
Как то папа сказал мне: « Я так дочка благодарен тебе, что ты меня простила, спасибо тебе за мою спокойную старость»
Сегодня папе 85 и мы снова вместе. Не смотря на года, он очень статный, благородный с сильным внутренним стержнем. Он не помогал мне материально в жизни, он воспитывал других детей, но какая разница? Вы же видите, эта сила и этот стержень есть и во мне! Что оказалось неожиданным и расмешило меня: папа очень интересуется астрологией, ну в плане какой знак какому подходит. 
В благодарность всему, что произошло в моей жизни в отношении моих родителей, я долгие годы веду семинар «Дорога к маме» и уже сотни женщин и мужчин соединила с их родными отцами. Я очень люблю свою работу и очень уважаю #Семейныерасстановки и считаю их сильным инструментом по решению проблем с родителями и одним из удивительных способов переписки родовых сценариев. 
Я хочу, чтобы моя история дотронулась еще до нескольких сердец и повела их в направлении к прощению и принятию своих родителей. Ведь других у нас не было и не будет. 
«Простить - это понять», часто повторяю я. 
(Записано в поезде, после визита в город моего детства, так сказать, по горячим следам)

...